Главное меню

Из книги "Прямиком на юг", часть 3 "В гости к морской корове", эпизод 17.

18.03.2018  

Андаманы и Никобары – место встречи Евразии с Индией и Австралией. На стыке глобальных литосферных плит возникла меридионально вытянутая цепочка фрагментов суши, разделяющая собой два бассейна, – Бенгальский залив на западе и Андаманское море на востоке. Результат притирки трех платформ друг к другу - тектонические чешуи, частично или полностью переплавленные, служат здешним островам кристаллической основой. Процесс начался всего лишь 38 миллионов лет назад (на фоне возраста Земли больше 4,5 млрд. лет это как вчера) и длится до сих пор. Тут нередки землетрясения, несущие с собой разрушительные волны цунами, а на восточном фланге островной системы извергают лаву торчащие из моря сопла активных вулканов. Неспокойно, в общем.

В своем рассказе о Шри-Ланке я писал, что первыми поселенцами там были выходцы из Африки, в древности совершившие миграцию на восток. На Андаманах эта теория находит подтверждение: изначально острова были заселены древними африканскими колонизаторами Азии. Их называют «негрито», в переводе с испанского «маленькие негры», - это обобщённое обозначение людей негросского типа меланезийской расы, азиатских и австралийских пигмеев. Считается, что они обладают уникальной врождённой способностью к биолокации – могут на значительном расстоянии, подобно радару, определять, где находится какое-нибудь животное. Рост у них ниже 150 см, кожа очень тёмная.

Чёрные маленькие человечки были известны ещё с эпохи Римской империи, но имели недобрую славу. Марко Поло, к примеру, назвал их каннибалами с собачьей мордой. Однако исследователи начала XX века оставили следующие записи: «Это преданнейшие и нежные супруги, они не каннибалы, не прячутся в земляных норах, как кролики, не зажаривают свиней в дуплах деревьев. Они верят, что на небе живёт Пелуга – невидимое существо, обитающее в каменном доме. Это божество создало всё, за исключением злых духов, силе которых невозможно противиться».

Судьба четырёх известных на Андаманах племён печальна: находящиеся в развитии на уровне каменного века, они страдали от занесённых чужеземцами вирусов, к которым не имели иммунитета, истреблялись английским колонизаторами, гибли в волнах гигантских цунами, но продолжали упорствовать в сохранении своего мира, решительно и агрессивно защищая его от чужеземцев.

Сегодня остатки этих племён живут в лесах отдалённых от цивилизации Сентинельских островов, составной части архипелага, и не пересекаются с преобладающими здесь пришлыми выходцами из Индии. Как и на протяжении тысячелетий, эти до сих пор живущие в палеолите люди отражают любые попытки контактов, убивая непрошеных гостей при помощи луков и стрел, и правительство Индии приняло решение гарантировать их изоляцию, установив абсолютный запрет на посещение этого затерянного мира, затаившегося на 60 квадратных километрах суши. В общем, наше разочарование № 1: дикие племена мы увидим вряд ли.

Ну – обо всё по порядку: из города Ченнай (до 1996 года - Мадрас) ранним утром рейсом Air India мы прилетели в столицу и крупнейший населённый пункт союзной территории Андаманские и Никобарские острова – город Порт-Блэр. В этот день нам было необходимо попасть на остров Хэвлок, чтобы приступить к осуществлению запланированной дайверской программы.

Сообщение между островами на Андаманах осуществляют паромы, купить билеты на которые заранее весьма проблематично: платёж карточкой на сайте паромной компании не прошёл, что для Индии обычное дело, а в кассе на месте в день отправки их может просто не остаться. После долгой переписки мы смогли-таки договориться с небольшой местной турфирмой и переводом отправить им деньги за билеты на частный паром «Макрузз» и полдня экскурсии по Порт-Блэру – отплытие после обеда, и нам полдня придётся где-то кантоваться, так почему бы не в машине с кондиционером, заодно посмотрим что-нибудь.

Нас, полусонных, загрузили в авто и повезли куда-то вдоль побережья за город. Оказалось – на пляж. Вообще Порт-Блэр – место не пляжное, но вот один есть, называется Corbyn’s Cove Beach. Грязноват, у берега пасутся коровы. Зато песочек, и можно поплескаться в море или на водном мотоцикле покататься.

В выходные и к вечеру, говорят, тут людно, но утром почти никого не было. Уже работал малюсенький ресторанчик, где подавали кофе. Рецепт его приготовления здесь особый, парнишка что-то переливал, смешивал и немного колдовал при этом, что-то нашёптывая. Напиток получился вкусный и, главное, вовремя, нам как раз нужно было чуток мозги освежить после бессонной ночи.

Потом минут 15 погуляли, посмотрели местные достопримечательности. Пляж удобен для высадки с моря, тут сохранились построенные японцами во время Второй мировой войны бетонные доты, не выполнившие своего назначения - позиции были сданы без боя после общей капитуляции Японии. Кроме того, здесь ещё можно найти следы великого цунами 2004 года – спиленный прибрежный ряд пальм и кой-какие не до конца восстановленные пляжные постройки.


Corbyn’s Cove Beach


Карта Андаманских и Никобарских островов – информационный щит на пляже


Парк возле «Сотовой тюрьмы»

Следующим пунктом экскурсионной программы была печально знаменитая «Сотовая тюрьма». Была построена на рубеже двадцатого столетия. В ней содержались участники антибританских восстаний.

Патриоты, поднявшие свой голос против колониального владычества, направлялись сюда со всей Индии. Само здание представляет из себя нелепое сооружение, два крыла которого образуют треугольный двор, крытый решётчатым навесом.

В камерах содержалось одновременно до двух тысяч заключенных, обречённых на рабский труд. Когда-то здесь стоял пресс для масла, вращали который не волы, а люди. От усталости заключённые падали в обморок по десять раз на дню, но надзиратели приводили своих подопечных в чувство и снова заставляли работать.

Не только эта тюрьма – весь Порт-Блэр и прилегающие островки в те времена были каторгой. В бараках размещалось несколько тысяч узников, занятых каторжным трудом, от которого не избавляло ни палящее злое солнце, ни тропические проливные дожди, и многие, не выдержав истязаний, заканчивали свою жизнь самоубийством…


Вид с крыши тюрьмы на остров-каторгу Росс

Жизнь узников была сущим адом. Сотнями они умирали от лихорадки, тропических болезней и непосильного труда, гибли от метких стрел аборигенов. Бежать было бесполезно: с одной стороны – бескрайнее море, с другой – непроходимый лес, кишащий ядовитыми гадами.

Тюрьма повидала многих видных борцов за свободу, самым известным из которых был Винаяк Дамодар Саваркар – политик, революционер, поэт, писатель и драматург. Он считается автором индуистской националистической идеологии хиндутвы. Выступал за отмену кастовой системы и обращение назад в индуизм индусов, перешедших в ислам и христианство. Прожил больше восьмидесяти лет, умер в 1966 году, был одним из восьми подсудимых по делу об убийстве Махатмы Ганди и единственным, кого полностью оправдали. В Индии почитаем, аэропорт Порт-Блэра назван его именем.


Винаяк Дамодар Саваркар – бюст в аэропорту его имени


Памятники узникам возле входа в тюрьму

«Сотовая тюрьма» сегодня стала символом, сплачивающим индийский народ под флагом идеи национальной независимости.


Место последней молитвы перед казнью


Вечный огонь

Туристы со всей Индии с благоговением и трепетом осматривают свидетельства эпохи борьбы, внимая рассказам экскурсоводов и неодобрительно поглядывая на нас, белокожих, забредших в этот храм. Однако узнав, откуда мы, лица расплывались в улыбках: «Хинди Руси бхай бхай!» здесь не забыто :) Вообще, отношение индусов к нам везде было самым благожелательным, они охотно и с интересом общались и всегда были готовы помочь гостям.


Политическая манифестация у входа в тюрьму

От посещения антропологического музея мы отказались, уж больно сонные были, решили позже почитать о нём в Интернете. Вместо этого мы попросили доставить нас в хороший рыбный ресторан – время было к обеду. Цены там были не самые дешевые, от дорогих лобстеров мы отказались, позволили себе съесть по крабику и приготовленного с приправами снэппера, как возле моря свежих морепродуктов не отведать.

Короткий фильм о дне, проведённом нами в Порт-Блэре:



А там и время пришло на пирс отправляться. Морской паром «Макрузз» - скоростной катамаран, судно с двойным корпусом.

Имеет две палубы, вместимость 280 пассажиров, каюты делятся на 3 класса, разница в цене которых довольно значительная, но смысла выбирать «делюкс» или «королевский» особого нет –те же сиденья, только помещения типа для привилегированных особ, поменьше размером. Судно идёт со скоростью 22-24 морских мили в час, время в пути полтора часа. Полюбоваться морскими просторами можно лишь через окошко с синим стеклом – выход из салонов наружу запрещён. Из развлечений большой экран по центру салона, где крутят хиты индийской эстрады, да небольшой барчик, где можно купить бутылочку колы или какой-нибудь лёгкий перекус. Кондишн работает – прохладно, в креслах не тесно, а если ещё и вздремнуть – вообще дорогу не заметишь.

И вот мы уже выходим на пристань острова Хэвлок. Нас встречают – приятно! Наша подруга Ольга прибыла сюда днём раньше, уже обосновалась и очень рада нас видеть. Тук-тук за 100 рупий, 10 минут - и мы в отеле «Sea Shell Havelock». Но это уже другая история…

Ссылки по теме:
1. Цунами уничтожило уникальные племена на Никобарских островах. 30 декабря 2004 г.
2. Энциклопедия "Вокруг света". Андаманские острова

< эпизод 16

эпизод 18 >